Маленькие фотографии как шепот о важном

20 декабря 2012 Новости

Маленькие фотографии как шепот о важном

Однажды, когда фотограф Андрей Дашин проводил съемку на побережье любимого им Финского залива и был очень погружен в процесс, к нему подошла женщина, гуляющая там же, и поинтересовалась, все ли с ним в порядке. «Наверное, у меня странный вид, когда я снимаю», – предполагает Андрей Дашин. И добавляет, что процесс съемки требует от него максимального уединения и долгого, глубокого созерцания. Фотографии Дашина, сделанные на Финском заливе, надо сказать, получаются такими же – созерцательными, свободными от людей и немного надмирными, где все самое важное остается за линией горизонта. Разглядеть это «самое важное» зритель может только самостоятельно, не обращаясь ни к кому за подсказкой.

Андрея Дашина называют философом, искателем, глубоким созерцателем, так непохожим на тех своих коллег, которые работают быстро и довольствуются взглядом «по верхам». Куратор его первой персональной выставки «Пустота» Людмила Григорьева, подбирая точное определение работам Дашина, назвала их ключевое свойство – «медитативная магия». Сам автор признается в стремлении постичь ту метафизическую линию горизонта, за которой стираются границы между «я» и пространством.

Потому и появился в биографии Андрея Дашина Финский залив. Он пробовал снимать в разных местах. Так, самая первая серия его работ была сделана на кладбище и называлась «В поисках жизни». Потом он снимал «Тени», подглядывая за скульптурами в парке. Однажды приехал на Финский залив, «поймал» его в объектив и решил там подзадержаться. Постепенно место стало знаковым, или родным.

«На заливе есть четкая линия горизонта и бесконечный простор, что вместе делает видимой границу между подлинно человеческим и навязанным, – рассказывает Дашин о своей привязанности к месту. – Поэтому именно на заливе я освобождаюсь от иллюзорных, ненужных вещей, которых так мучительно много в городе. Хочется верить, что через фотографии передается мое состояние».

Пустота – сквозная тема для фотографии Андрея Дашина. Меняются ракурсы, объекты и техническое наполнение снимков, но пустота, или «пустотность», как говорит сам автор, остается ключевым мотивом. «Меня интересует пустота как суть всех вещей, – говорит он. – Пустота как освобождающее и исцеляющее состояние. Ведь даже ощущение «Я» в сути своей – иллюзия. Мне кажется, если я по-настоящему пойму иллюзорность бытия, то жизнь обратится в поток, когда, делая каждый шаг, ты осознаешь и радуешься процессу».

Сейчас фотограф готовит серию работ для новой персональной выставки с тем же названием. «Я могу, конечно, поменять название. Раньше, скажем, эта серия называлась “Там, где заканчиваются деревья”. Потом стала просто “Пустотой”. Но от смены названия суть не меняется, – объясняет Андрей Дашин. – Тем более, это не просто проект, который я сделал и пошел дальше. Это личностный поиск, и пусть его воплощение в фотографиях будет называться “Пустотой”».

Фотографии Дашина традиционно черно-белые – цвет ему мешает. Зато изменился размер снимков – они стали меньше. Если для первой выставки Дашин сканировал пленку и оцифрованные снимки печатал на минилабе форматом 30х40, то «обновленная» серия полностью ручная, а формат фотографий20х30.Маленькие снимки для Андрея – это своего рода разговор о чем-то важном. О чем не принято говорить громко. О чем люди говорят наедине, полушепотом, осторожно подбирая слова. И если проводить аналогию с фотографией – присматриваются, прежде чем сказать.

Ощущения, состояния, брезжущие, еще не оформленные мысли – вот то неуловимое и глубинное, что фотограф пытается воплотить в художественных образах. Язык фотографии, по словам Дашина, подходит для этого лучше всего,но пока он не овладел им в той мере, как хотелось бы.

Созерцательность, медитативность, неспешный и последовательный поиск были у Андрея Дашина всегда – как черты личности. Занятия фотографией лишь придали им более конкретную форму. В 2005 году он стал выпускником школы «Петербургские фотомастерские». Позже долго учился у Игоря Лебедева. Посещал мастерскую итальянского фотографа Паоло Дель Эльче: «Его фамилия, по версии самого Дель Эльче, означает «старый дуб». Корнями этот дуб уперся в ад, а ветвями дорос до неба. В Дель Эльче есть манящий фатализм. Он говорит, что его путь не имеет смысла и конкретной цели, но все равно по нему следует. Мне это близко».

Через исцеляющую пустоту Андрей Дашин норовит заглянуть в бесконечность. Туда, где человеческий язык перестает существовать. Он сам для себя одновременно и объект, и субъект художественного исследования. Он снимает пустоту как воплощение некой гармонии мироздания, хотя сам тяготеет к дисгармоничности, к внутреннему конфликту. «Когда мне хорошо, я не могу снимать», – говорит Дашин, добавляя, что трения между человеком и внешним миром не только неизбежны, но и продуктивны.

Разговаривая через фотографию с собой и с миром, Андрей Дашин задает много вопросов. Вопросы Дашина к мирозданию – глобальные, самоценные, буддийские по сути своей. Например, что такое реальность, где в этой реальности я? Убедительные ответы пока не найдены, да и вряд ли такие ответы в принципе есть.

Снимает Андрей Дашин только пейзажи. Портреты не его жанр, по крайней мере, пока. Он говорит, что не постиг и не полюбил людей до такой степени, чтобы смотреть на них через объектив камеры.